Прогуливаясь по Берлину, я обратил внимание на булыжники с именами.

Это камни преткновения – в знак памяти евреев, уничтоженных или депортированных во Вторую мировую.

Придворный композитор Мендельсон, бургомистр, парламентарии, поэты – все эти люди еврейских кровей в разные годы преображали немецкую столицу. Нагнувшись к камню, читаешь, кто именно жил в доме по соседству и когда покинул родной город. Как правило, навсегда.

В конце минувшего века появилось такое словосочетание, как культура памяти. Культура памяти – это очень немецкое понятие, которое связано с осознанием ужаса нацизма, масштабов и последствий.

После ожесточённых боёв 1 мая советские солдаты водрузили знамя над Рейхстагом, который за моей спиной.

В послевоенные годы немцы пытались отгородиться от тех событий и груза ответственности. Но со временем случилось легендарное преклонение колен канцлера Вилли Брандта перед мемориалом жертв национал-социализма в бывшем Варшавском гетто.

Открытка к родителям долетела всего за пять дней.

Интересно, что бывшая еврейская школа для девочек после десятилетий запустения превратилась в культурный центр.

Ученицы были убиты в лагерях смерти, а здание служило госпиталем до конца войны.

На его территории расположен «Mogg» (Auguststraße. 11-13, открыто с 11 до 22)Просто так с улицы обнаружить «Mogg»  сложно – это заведение из серии «места знать надо».

Поди знай, что за этой дверью популярное кафе!

Вот уже семь лет козырь этого компактного кафе – пастрами с горчицей на ржаном хлебе (€10,50).

Придумал знаковую еду Joey Passarella, который готовит сэндвич и одновременно смотрит в камеру.


По окончании кулинарной школы в Нью-Йорке он перебрался в Берлин.

«В хорошие дни продаём пастрами на 4000 евро», – не скрывает повар.

Кроме великолепного бутерброда запомнился салат с золотой свеклой и карамелизованным козьим сыром (€8).

Недалеко от «Mogg» расположен «Clärchen’s Ballhaus» – до сих пор работающий ресторан, в котором 100 лет назад Малевич и Маяковский танцевали с абсентом.

Вообще 20-е годы прошлого века были яркими: немецкие врачи провели первую операцию по смене пола, а кокаиновую зависимость лечили героином.

В 1925 году мировое производство героина достигло апогея – 34 тонны.

Кроме того, героиновый сироп компании «Bayer» прописывали от гриппа, сердечных жалоб и детского кашля.

Традиционную немецкую еду – свиную рульку с квашеной капустой, картофельный салат и карривурст (сосиски из мелко рубленной свинины) – мы обходили стороной.

Потому что это жирная еда. А быть жирным не хочется.

Зато налегали на азиатскую кухню. Вьетнамских и китайских закусочных не меньше, чем в Ханое и Шанхае.

Антагонизмы на стене – символ Берлина, сочетающего в себе капитализм с социализмом и другие полярные явления.

Берлин – мультикультурный город, где многие народы ассимилировались и считаются настоящими немцами: турки, кубинцы, ливанцы, русские, вьетнамцы.

«Dudu» означает салат из папайи.

Любителям роллов настоятельно рекомендую вьетнамское кафе «Dudu 31». Казалось бы, где роллы, а где Вьетнам? А вот где – на Bleibtreustrasse, 31. «Dudu 31» популярно уже 11 лет. Паровые пельмени с креветками и шпинатом (€7,40) просто потрясающие!

Их подают с луковым соусом, который стоит смешать с лапшой в супе фо (€5,50): честно говоря, в тарелке больше лапши, чем того супа.

Сушист Ви Нам спокоен, как пилот «Vietnam Airlines».

Роллы щедро украшают зеленью и авокадо.

Tatar Roll c тунцом и авокадо (как и любой другой) обойдётся в €13,90.

Только не повторите мою ошибку – я перепутал гуакамоле с васаби.

После «Dudu 31» еда в китайском «Noodle Plus» показалась не слишком выразительной.

Те же дамплинги с креветкой (€4,50) вообще ни о чём.

Это не элементы декора, а меню.

Жареную утку (€9,50) и лапшу с курицей (€7,50) объединяет одно прилагательное – съедобно.

Вкусными оказались только огурцы с чесноком (€4) – точь-в-точь как в киевском «Дю Лонге».

Поскольку официанты слабо понимают английский, каждому блюду присвоен номер.

И когда выносят рукописный счёт, он больше напоминает тетрадку по математике.

 

Что интересно: все стены в жирных каплях. Мы не могли понять почему. Но всё прояснилось, когда делегация китайцев за соседним столом с нескрываемым удовольствием сёрбала суп, а капли разлетались во все стороны.

По пути в туалет нужно пройти рентген.

В индийский ресторан «Yogi-Haus» (Waldeyerstraße, 9, открыт с 11:30 до полуночи) я отправился с другом детства, который эмигрировал 20 лет назад.

Благодаря car sharing-приложению «DriveNow» он выбрал ближайшую свободную машину для поминутной аренды.

Это был кабриолет, на котором мы из центра отправились в район Фридрихсхайн.

С Серёжей мы дурачились всё детство.

Получасовая поездка обошлась €11, а если бы поместились в «Smart», то заплатили всего €7.

«Yogi-Haus» – один из трёх ресторанов под домом друга. Но он ходит именно в него, потому что там угощают салатом, выпечкой и ликёром из манго. И хотя комплимент от заведения это круто, меня «Yogi-Haus» порадовал аутентичностью кухни. На Краби мы с женой видели полно индийских ресторанов, но готовили там тяп-ляп.

Никогда не видел индианку с обозначенными сосками.

Персонал дружелюбный, но на расслабоне – в Индии не принято спешить.

В качестве угощения вынесли батуру – воздушный, жареный во фритюре йогуртовый хлеб, родом из Северной Индии. Похож на тесто киевской перепички.

Мы с Катюшей взяли по традиции наан с сыром (€3,50) и парату из слоёного теста с картошкой (€3,00). В наане есть дрожжи, а в парате нет – вдруг кому-то это жизненно важно.

Ради интереса заказал Chicken Channa (€9,50) – филе куриной грудки с чесноком, имбирём и нутом. Неплохо, но Butter Chicken (€9,90) на голову сильнее: это блюдо готовят так же талантливо, как в киевских «Гималаях» или северном штате Уттаракханд: к кусочкам курицы добавляют кефир, тёртый имбирь, кумин, чесночную и томатную пасты, чтобы получилось чудо!

«Radio» – атмосферный бар для тех, кто любит выпивать в интерьере барахолки.

 

Ну а после плотного ужина самое время прошвырнуться по ключевым барам города. В «Radio» накидываются под аккомпанемент андеграундных музыкантов.

А в колоритном Minimal» играют в пинг-понг под немецкое техно.

Домой отправляйтесь либо на Uber(он приличнее, чем в Киеве или Одессе), либо на метро.

В метро нет турникетов, но вашу честность контролируют могучие турки.

И помните, что купленный билет важно закомпостировать.

Иначе турецкие контролёры, которые на проценте от каждого зайца, вымотают все нервы. Их ничем не подкупить, даже странной берлинской находкой – острым шоколадным сахаром.

 

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>