Аэропорт. Тбилиси. Дождь. Нас с Катюшей встречает друг Шота, и мы семеним к его машине – большой, как Кахетия.

– Вы не подумайте, это не отголоски советской ментальности: чем больше машина, тем круче чувак, – улыбается Шота, гендиректор «Teliani Valley». – У меня «Land Cruiser» лишь потому, что ни одна другая машина не выдерживает бездорожье виноградников.

Мы едем в Телави, чтобы переночевать в «Chateau Mere» и утром отправиться на винодельню. Горный серпантин. Ливень. Катерина просит ехать помедленнее – грузины на дорогах не менее экспрессивны, чем в жизни. Притормаживаем: пастух переводит через дорогу отару овец.

Навстречу под проливным дождём скачет старик на лошади – к соседу за сигаретами. У обочины маячат улеи: тут в почёте тёмный терпкий каштановый мёд.

Телави расположен на Северо-востоке страны, в 30 километрах от Чечни. Воздушный путь между Тбилиси и Телави всего 25 км: в СССР летал кукурузник за три рубля. А на машине петлять полтора часа.

Если бы я нырял щучкой, то сиганул бы в бассейн прямо с балкона.

«Chateau Mere» – трёхэтажное каменное поместье с деревянными балконами и высокими башнями.

Пикантная деталь: в ванной нет штор.

При отеле маленькая винодельня и замечательный ресторан.

Обычно тут людно, просто все вышли покурить. Внутри курят только сигары.

Пока забрасываем вещи в номер, Шота организовывает поляну: хачапури по-имеретински (14 лари), копчёный сулугуни (8), домашний цыплёнок (25), имеретинский сыр (8), хинкали (3 за штучку), свиные рёбрышки с ежевичным соусом (7 за 100 грамм)…

Изумительное хрустящее тесто напоминает молдавские плацинды.

Подсчёты вести несложно: 1 лари = 10 гривен. Но грузины категорически не дают гостю платить за стол. И искренне обижаются, если тот пытается украдкой рассчитаться, сделав вид, что идёт в туалет. В таком случае бдительный официант тут же бросается к принимающей стороне и стучит на гостя.

Воздерживаться от угощений решительно невозможно!

Еда сама прыгает в рот.

Официант Элис незаметно подливает домашнюю чачу, настоянную на чабреце (3 лари за рюмочку).

Улыбка счастливая, глаза пьяненькие.

«У нас есть ещё чача из тархуна, корицы, лимона и фейхоа!» – хвастается он.

Удивительное дело: сколько ни выдуй чачи, наутро всегда свежая голова!

Поздний вечер. Самое время выкатиться из-за стола и уснуть. Но тут появляется Дато – родственник хозяина отеля.

– Я принёс пирожные шу, – восклицает он. – Специально ездил за ними в Тбилиси. Моя жена любила делать такие пирожные с заварным кремом. Но она погибла. А я нашёл в столице девушку, у которой шу просто потрясающие! Почти каждый день езжу за ними. Вам 30 штук хватит?

Если бы не совесть, умял бы все 30 пирожных!

…Солнечное сентябрьское утро. Бассейн на свежем воздухе. Безупречный грузинский хлеб с маслом и абрикосовым повидлом. Чай из пакетика «Gurieli». В Грузии, как и в Европе, заварные чаи редкость.

Выдвигаемся из «Chateau Mere». На пути большое скопление мужчин. Все в тёмном, несмотря на жару. Похороны. Мужчины на улице, внутри оплакивают только женщины.

Подъезжаем к главному монастырю Кахетии – Алаверди. Монастырь многое повидал: как-никак ему 547 000 дней. То есть 15 веков. В своё время коммунисты выгнали монахов, закрасили фрески белой краской, винный погреб превратили в автомастерскую, а в квеври – кувшины для вина – залили керосин.

На территории высажены 102 сорта винограда.

Ради гармонии в животе мацони с вином лучше не смешивать.

Напротив Алаверди среди оливковых деревьев виднеется «Matsoni House», где продают, собственно, мацони (5,50 лари), местный мёд (13), и пекут бездрожжевой хлеб на хмелевой закваске (3,60 за кило).

Там же дегустируют вино, которое монахи делают с 1011 года. Пробки, этикетки, номера бутылок – всё вручную.

В настоящий момент получается не более 10 000 бутылок в год. Ни в одном duty free их не купишь – только по месту. Шота сообщает, что миру известны два вида производства вина: европейское (без мезги) и кахетинское (с мезгой). Мезга – это раздавленные ягоды винограда с соком, мякотью, кожицей и косточками. Из мезги, кстати, дистиллируют чачу, которую в этих краях предпочитают закусывать чурчхелой.

Тем, для кого ЗОЖ – это не гири, а бокал красного, напомню, что саперави (95 лари) неплохо расщепляет холестерин. Местные называют его чёрным вином – «шави вино»: врачи специально назначают саперави больным с низким давлением и гемоглобином.

Что касается белого монастырского ркацители (70 лари), то в Украине такого не найдёшь. Абсолютно не кислое и легко пьётся. Кстати, жители долин нередко дают детям хлеб с вином, чтобы те сладко спали, пока родители работают. Точь-в-точь как молдаване. Продолжение здесь.

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>