Париж готовится к Олимпиаде.

Полгорода перерыто.

Достопримечательности в строительных лесах.

Елисейские поля на реконструкции.

Да ещё и горы мусора на тротуарах!

Из-за забастовки мусорщиков улочки Парижа прилично провонялись.

Ещё бы: мусор не вывозили две недели! Математики подсчитали, что скопилось девять тонн отходов.

Это вход в отель, куда мы с женой заселились на пару дней (во время паузы в благотворительных гастролях).

Окна сильно не откроешь, так как аромат мусора щекочет нос.

Но какой дурак сидит в отеле в Париже?

Сел на велик и вперёд!

Нас ждал музей Орсе. Жена мечтала попасть в него четыре года.

И на День рождения её желание сбылось.

Но чтобы рассматривать Моне и Мане не на голодный желудок, мы заглянули в «Lafayette Le Gourmet».

Это гастро-пространство площадью в 3500 метров.

Голодному человеку легко растеряться.

Особенно, если он тут впервые.

Тут глаза разбегаются от точек с:

  • пирожными
  • специями
  • китайскими пельменями
  • лазаньей
  • круассанами
  • свиными ногами
  • шоколадом и фруктами.

Мы взяли фреш (€5,50), круассан с рыбой (€5,90) и крок-месье (€7,90).

Это нормальная еда для перекуса.

Но гастрономических откровений ждать не стоит.

Тот же крок-месье гораздо вкуснее в кафе «Flores» (€9,50).

Это хорошее место для завтрака.

Французы как одесситы – рано не встают. Поэтому многие кафе в 9 утра ещё закрыты.

Но «Flores» открыт. И там знают толк в еде.

В музее Орсе можно зависнуть на полдня.

Ван Гог, Гоген, Дега, Ренуар – всё это отчаянно фотографируют китайские туристы.

Музей Орсе – десятый по популярности музей в мире. Расположен он в бывшем здании железнодорожного вокзала.

Не хватает кальяна.

Если устали от прекрасного, переведите дух в ресторане на пятом этаже.

На следующий день нас ждали в «Оранжери».

Это оптимальный музей для тех, кто хочет приобщиться к искусству, но экстерном.

Больше часа делать там нечего.

Само очарование.

Зато выходишь одухотворённый, вспоминая хрупкую девушку кисти Пикассо.

Или девочку с армянскими бровями.

Билет лучше покупать онлайн, чтобы не проклинать Париж в длиннющей очереди.

В Париже, как всегда, нескучно глазу.

Японки щеголяют в бальных платьях.

Девочка подметает кафе в чулках.

Бутон тянется к жизни.

«Louis Vuitton» не жалеет денег на рекламу.

Китайцы атакуют «Louis Vuitton».

Бультерьер на витрине ест печенье.

Смуглые парни продают башни, пока их не прогнала полиция.

Девушка мастерит пирожные.

Креветка просится в рот. Девчонки ходят с голыми ягодицами: шуба, трусы, каблук…

Много разноцветной любви.

Цвет светофора также не имеет значения: на красный идут, как на зелёный.

Как правило, с 15 до 18 все приличные рестораны закрыты.

Работает только туристический ширпотреб.

Похож на де Ниро?

А в Париже обидно есть невкусно, причём за немалые деньги.

К счастью, выручает «Eataly».

Это светлое место с итальянскими лавками и тратториями.

Тут легко насладиться свежей бурратой, тальяттой и пиццей из дровяной печи.

Единственный минус – слишком маленькие столики.

Чтобы поместилась вся еда, нужно хорошо уметь играть в тетрис.

У многих Париж ассоциируется не только с садом Пале Руаяль, но и с луковым супом.

Я попробовал его в «Grand Cafe Capucines». Это немолодое заведение: ему 148 лет.

Вообще оно специализируется на улитках, розовых креветках, карпаччо из нормандских гребешков, и крабах с салатом из тёртого сельдерея…

Но я пришёл просто за супом из лука, и никто криво на меня не посмотрел. Суп, запечатанный сверху сыром эменталь, обошёлся в €10,5. Кроме супа я заказал паштет с фисташками и сморчками (€14).

Принесли вот такой натюрморт. Выглядит он не алё. А по вкусу как обычная тушёнка.

Нормальный паштет из фуа-гра (€16,90) приносят в ещё одном старинном заведении. Ресторану «L’Entrecôte de Paris» в следующем году исполнится 50 лет. В Украине рестораны-долгожители можно пересчитать по пальцам одной руки.

Вечером в «L’Entrecôte de Paris» невозможно попасть. Вернее, возможно, если отстоять очередь. А это 40 минут минимум.

Уставшие туристы томятся в ожидании фирменного блюда – антрекота с картошкой фри и салатом (€25,90).

Мясо поливают перечным соусом. Мясо неплохое, но я бы за ним 40 минут не стоял. Нам повезло: в пять вечера очереди не было.

Интересное место мне показала подруга юности Марина. Я писал о ней в этом блоге. Марина – парижский пекарь. И знает Париж лучше любого туриста.

Она порекомендовала «Le Clown Bar». Находится он напротив цирка. И так просто туда не попасть. Я пытался сделать резерв за месяц до ужина. Ничего не получилось.

И только после того, как я надавил на жалость, сославшись на именины жены, мне предоставили стол с 19 до 21.

Предварительно я оформил залог в €120: в случае неявки эти деньги списали бы с моей карты.

«Le Clown Bar» открыт уже сотню лет. В 1907 году он стал местом встречи цирковых артистов со всего мира. А с 1995 года классифицируется как исторический памятник.

Официанты одеты в классические белые рубашки – никакого клоунского антуража.

Приборы спрятаны в столе: я такого никогда не видел.

Гребешки вкусные. Но их всего три.

Готовят изобретательно.

Мне запомнился желтохвост в соусе понзу (€14).

Жена в восторге от тартара из телятины (€16).

Впервые вкусил паниссы с розмарином (€10).

Паниссы – это хрустящие палочки.

И запомнил нетривиальное сочетание белой спаржи с пекорино (€13).

Основных блюд в меню ровно три. Кате достался морской чёрт с беконом и бобами тонка (€32).

Марине – утка со свеклой и одуванчиком ($34).

А я пересилил себя и согласился на телячью зобную железу. Французский деликатес.

Звучит неаппетитно. Да и выглядит тоже. А по вкусу напоминает нежную печень. На гарнир артишоки, фаршированные каперсами. Немного смутила дурная цена за стопку водки – €12. Она там одна, выбора нет. Но это Париж – город с взбалмошными ценами.

Примечательно, что фастфуд в Париже тоже не из дешёвых. Я взял в «McD» чизбургер и филе-о-фиш. Заплатил €11. В Киеве эта же незамысловатая еда стоит €5 максимум.

Но неужели в Париже нельзя купить ничего приличного за €5? Можно! Мороженое «Amarino»!

Самое вкусное мороженое в мире! Из рук самых красивых девушек!

Улетали мы ровно за час до беспорядков.

Не хотелось увидеть Париж и умереть.

Забастовка против пенсионной реформы продолжается до сих пор.

Горят мусорные баки.

Полиция распыляет слезоточивый газ. Парижу не до Олимпиады.