Я думал, чайки ночью спят.

Но нет. Чайки – вечные спутницы Босфора, его любимые дети – круглые сутки кричат так, будто собака рожает.

Мы прилетели с женой и друзьями в Стамбул – город упитанных птиц, красивейшей посуды, монументальных мечетей, отменных кебабов, сильного чая, свежей рыбы и подлых таксистов.

Безусловно, обнаглевшие таксисты, которые дурят, не моргнув глазом, есть и у нас: в аэропортах, на привокзальных площадях и под дорогими клубами.

Но ни в одной стране я не сталкивался с тем, чтобы в официальных жёлтых автомобилях таксисты мухлевали с купюрами или везли в аэропорт самым длинным путём, наплевав на навигатор и накинув денег за вымышленную платную дорогу.

Только сегодня единственное выступление Кашпировского!

Если вам кажется, что стамбульский таксист вас обманывает, то вам не кажется.

В городе хватает полиции, поэтому хитрые таксисты разводят в тихих переулках.

Поэтому рассчитайтесь так, как считаете нужным, и спокойно уходите. Никто ни за кем гнаться не будет – таксисты храбрые только в салоне.

Также будьте аккуратны с сапожниками.

Женщина – друг человека.

Мой друг увидел, как у бородатого мужичка выпала щётка для обуви на брусчатку. Друг поднял, догнал, вернул. И сапожник в знак благодарности предложил почистить обувь. Безвозмездно. Но после чистки (следует признать, добросовестной) объявил круглую сумму. Из вежливости друг протянул ему 10 лир ($2) чаевых. Но турок наотрез отказался: «Никаких металлических денег!» Тогда друг послал его в задницу и спокойно отправился дальше в блестящей обуви. На следующий день трюк с щёткой пытался повторить уже другой турок, но мы прошли мимо.

У турецкого шоколада нет впечатляющей истории, как у шоколадных брендов Европы, но он реально вкусный.

Город просыпается от пения муэдзинов.

В полшестого утра призыв к молитве разносится по всему городу благодаря репродукторам. Иногда муэдзинами назначают слепых мальчиков, которые, поднимаясь на минарет, не видя того, что происходит во дворах и домах жителей. Пения из динамиков звучат пять раз в день.

Большой стакан гранатового сока стоит $4.

Уличная еда представлена жареными каштанами, кукурузой, шаурмой и бубликами с кунжутом.

Они называются симитами.

За завтраком я съедал миниум 10 бубликов.

Стоят копейки ($0,30) и вкусные до умопомрачения.

Поскольку у жены был День рождения, мы позволили себе не только связку бубликов, но и прогулку на яхте по Босфору, где снуют пароходы и подводные лодки.

По пути следования запомнились:

До 1930 года Стамбул назывался Константинополем.

1) старый вокзал Сиркеджи, куда прибывал «Восточный экспресс» из Парижа, знаменитый убийством в детективе Агаты Кристи.

2) крепость Румелихисар, построенная всего за 139 дней, чтобы захватить Константинополь – столицу Византийской империи. Раньше туристы взбирались на 143-метровую башню, но после того, как с неё сорвалась немка, вход закрыли.

3) мой любимый чай из рюмки, которая по форме напоминает тюльпан. Турки пьют чай в жару, чтобы освежить свои персоны: за день могут влупить 30 рюмок – и это далеко не рекорд.

Зауженная кверху рюмка дольше сохраняет тепло.

После морской прогулки отправились на обед. Жена вратаря «Динамо» Дениса Бойко, игравшего в «Бешикташе», посоветовала «Mavi Balik».

Очевидные плюсы – достойная еда и прекрасный вид на Босфор. Минус в том, в меню нет цен на рыбу. На закуски цены есть, а на рыбу нет.

Официант с бабочкой выкрутился, мол, каждый день новый улов, и цена формируется в зависимости от рыбацкой удачи.

Луциан может прожить до 57 лет.

Пока он сладко пел, второй официант вынес поднос с рыбой и предложил взять на четверых рыбу Red Snapper, которую ещё называют кампечинский луциан. Мы согласились.

Острую томатную пасту, хумус с пастрами, маринованный анчоус и другие вкусные закуски вынесли быстро. С рыбой тоже не тянули, и, надо сказать, приготовили безупречно.

Картошка, которую подают к рыбе, чуть ли не вкуснее самой рыбы.

Единственный нюанс – за неё попросили $250. А весь счёт составил $400. Как для незатейливого, будем откровенны, обеда на четверых с бутылкой вина – это недёшево.

Для праздничного ужина я выбрал стейк-хаус «Nusr-Et» в районе Бешикташ. Владелец – 36-летний повар Нусрет Гёкче. Его имя переводится как «с божьей помощью», а дефис в торговой марке подчёркивает слово «et» – «мясо».

Нусрет прославился два года назад роликом в Twitter, где изогнутой рукой виртуозно посыпал солью стейк-оттоман. Сейчас у него более 20 миллионов подписчиков в Insta, девять детей, и сеть стейк-хаусов в Турции, Эмиратах и Америке.

Он кормил Месси, Пафф Дедди, Ди Каприо и нас с женой. Не лично – руками своих талантливых поваров.

Грустно, когда голодный, как пёс, а забронировать стол забыл.

Открытая кухня и десятки терпеливых гостей в ожидании стола – первое, что бросается в глаза.

Все официанты усатые, гостям и гостьям быть усатыми необязательно.

По будням «Nusr-Et» принимает 800 гостей в день, на выходных – 1300 (бронь стола +90 212 358 30 22). В зале интернациональное многоголосье, модный хаус из динамиков почти и не слышно.

Мясо великолепное. Мы с женой взяли нежнейшие стейки из мраморной говядины (каждый по $28). Лучшего стейка я пока не ел.

Впечатлила подача карпаччо из говядины.

Слайсы с зеленью и сыром ювелирно закручивают в трубочку, и нарезают, как роллы в японском кафе.

Водка дорогущая. Самая простая рюмочка «Smirnoff» стоит $10.

По окончании трапезы усач вынес чизкейк с праздничной свечкой для жены и шоколадные десерты для преданных друзей.

Я грешным делом подумал, что «Nusr-Et» угостит именинницу хотя бы десертом. Но чёрта с два. Все без исключения десерты аккуратно зафиксировали в счёте, который составил $430. Четыре стейка, овощной салат, карпаччо, пирожные, 300 водочки и бутылка местного вина – четыреста тридцать долларов. Для сравнения, прошлогодние именины Катюши в Барселоне с более пышным столом и пятью бутылками испанского вина – на семерых – обошлись в €350. Вывод простой: не забудьте взять в Стамбул портмоне.

Столы «The Han» украшены деньгами, в том числе и от украинцев с понятным почерком.

На следующий день отобедали бюджетнее. Присели в кафе «The Han» – неподалёку от собора Святой Софии (адрес: Cakurtaran Mah., Alemdar Cad. No:20).

За день трудолюбивая турчанка лепит 200 гёзлеме.

Бабушка в витрине лепила мои любимые лепёшки гёзлеме.

Вы тоже любите лепёшки с медью, как и я?

Полюбить я их успел в отеле «Rixos» в Бодруме. И не в обиду бабушке, на курорте готовили вкуснее.

Тем не менее, в целом еда приличная.

Мой друг Лёша торгует бензином, поэтому всегда улыбается.

За обед на четверых заплатили $100: гёзлеме с сыром и мясом по $5 каждый, метровый (на секундочку!) кебаб $34, и testi kebab $18.

Его эффектно обжигают огнём в кувшине.

Если вы человек не с гнильцой и у вас есть друзья, купите им чай, специи или шахматы на одном из крупнейшем рынке мира «GrandBazaar» – в старой части Стамбула.

Ежедневно его посещают полмиллиона любителей поторговаться.

Рынку 560 лет, и на его 66 улицах расположено более 4000 магазинов.

Тут есть даже:

  • школа для детей торгашей
  • баня, в которой уставшие продавцы откисают под вечер
  • маленькое кладбище, где покоятся предки.

Ежедневно мужчина наливает сотни рюмок чая для продавцов.

Будьте бдительны: пока вы выбираете сушёную мяту для супа или сумах для салатов, в ваш подарочный пакет могут незаметно положить, к примеру, чёрный кунжут.

Который так же незаметно включат в счёт.

Разумеется, мы с Катюшей не могли пройти мимо шаурмы, которая у греков называется гирос, у литовцев кебабас, у армян карси-хоровац, а у турков дёнер-кебаб.

В «Kasap Döner» мне даже показали, как правильно нарезать мясо.

Чтобы мясо не крутилось, нажимают педаль.

Именно так, как делал Ахмет Сариташ, открывший после Второй мировой войны мясную лавку в азиатской части Стамбула.

Со временем его семья стала большим игроком на оптовом рынке мяса. А внуки в 2010-м запустили сеть закусочных «Kasap Döner», ежегодный оборот которых 20 миллионов долларов.

Я взял говядину в лаваше, а Катюша в булке. Интересно, что мясо заворачивают без соусов. Это удобно: шаурма таким образом не протекает и не капает на импортные штаны. Все соусы, как и гималайская соль, представлены на столах.

Шаурма (каждая по $10) получилась зачётной. Но скажу честно, в кафе «Жадина-Говядина» в Днепре иорданец Ияд готовит ничуть не хуже.

Идеальное место для сладкоежек – старинная кондитерская «Hafiz Mustafa». Первую точку в далёком 1864 году открыл Исмаил Заде.

Он мечтал стать ростовщиком, но ничего не клеилось. И тогда он с сыном Хафиз Мустафой открыл цех для производства леденцов.

Хафиз увлёкся не на шутку, и спустя 155 лет в сети «Hafiz Mustafa» от сладостей рябит в глазах: пахлава, эклеры, рахат-лукум, пудинги, засахаренные каштаны и айва…

Отмечу внимательное обслуживание и сносные цены: за ароматный чай и шесть кусочков пахлавы с фисташками и шоколадом отдали $11.

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>