По состоянию на 2 апреля Мариуполь по-прежнему остаётся адом на Земле. Зверства российской армии не знают границ.

Погибших мирных горожан уже около 30 000. В блокадном городе остаются 100 000 жителей. Каждый эвакуируется как может – на свой страх и риск: российские нелюди обстреливают всех, кто пытается покинуть заблокированный Мариуполь.

Даже не верится, что в начале 2022 года я делал оттуда красочный репортаж. Как будто заметка из прошлой жизни.

Недавно я созвонился с другом – DJ Греком. В лучшее время я регулярно катался в его клуб «Эгоист» на гастроли. «Эгоиста» больше нет, а Грек был вне зоны доступа три недели. К счастью, он выжил вместе с женой и ребёнком. Хочет покинуть Мариуполь, но не может бросить маму. А с мамой связи нет.

В то же время шеф-повар Алекс Якутов – эксперт шоу «На ножах» на Новом канале – сумел дождаться маму. Вот что рассказал Алекс о близких в Мариуполе:

– Последний раз в родной город я ездил в середине февраля. Приезжал консультировать владельцев ресторанов, помогал с меню, общался с поварами. Не было никакого намёка на войну.

Только после возвращения в Киев заметил, что все говорят о вторжении. Позвонил брату в Мариуполь, посоветовал уехать в Днепр. Он увёз семью, но сам остался дома с мамой. Когда всё началось, активно волонтёрил, все сбережения отдал ВСУ.

На восстановление потребуется минимум $10 миллиардов.

Не могу поверить, что такое происходит в XXI веке в центре Европы. Близкие рассказывали, как нечего было есть, как жители сливали воду из батарей и собирали воду в лужах. Не могли хоронить людей, потому что земля примёрзла, и собаки таскали части тел. Это страшно.

Никто не может сказать, сколько людей погибло. Папа моего сушефа из «Публициста» во время бомбёжек выводил пенсионеров в бомбоубежище. Когда довёл их, сел и умер. Сердце не выдержало, хотя никогда не жаловался. У знакомых семь человек бежали в убежище, добежали трое.

Ещё у одних дедушка вышел покурить из хранилища, вернулся с осколком в лёгких. Умер, и тело лежало с ними, потому что не было возможности его похоронить. А врач, который в детстве спас мне жизнь, умер на рабочем месте. Анатолий Борисович Казанцев не покинул пациентов, лечил до последнего вздоха. Его похоронили на территории больницы.

Доктор отказался покинуть город и погиб на работе.

К счастью, брату с мамой удалось вырваться. Мама до сих пор не может отойти от пережитого. Она только сделала ремонт, думала, что выйдет на пенсию и будет жить себе на радость в хорошей квартире. Она больше 40 лет проработала врачом «скорой». Сейчас постоянно думает о доме. Мы и не подозреваем, в каком состоянии квартира: 5 марта была целой, но до сих пор идут бои. После войны и брат и мама планируют вернуться в Мариуполь.

Даже если от города останутся руины, рашисты не заберут у Мариуполя море. Они не уничтожат место силы всех горожан. Когда я приезжаю в Мариуполь, ухожу на море. Я вырос возле него, оно меня успокаивает, наполняет.

Мариуполь. Левый берег.

А ещё никому не сломить дух мариупольцев. Кто-то, придя в себя, сразу стал волонтёрить, а кто-то хочет браться за оружие и защищать родную землю.

Город определяют его люди. Так вот, как бы рашисты ни пытались сделать из Мариуполя руины, город остаётся в сердцах. Есть и будет кому его восстанавливать. И поверьте, он станет ещё лучше!

Комментарии

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>